Сеть учителей и работников образования | Социальная сеть учителей
ГлавнаяСтатьиШколаКраеведениеАнна Ахматова и Сергей Клычков

Анна Ахматова и Сергей Клычков

22 июл 2016 в 12:33
Автор: Галина
Рейтинг: 0
Голосов: 0

Просмотров: 282
Поделиться:

Поэты Серебряного века творили в очень сложное время катастроф и социальных потрясений, революций и войн.

žПРОЕКТ

Анна Ахматова и Сергей Клычков.

Судьба. Поэзия. Время.

žЦЕЛИ И ЗАДАЧИ РАБОТЫ НАД ПРОЕКТОМ

ž1. Узнать больше об истории нашей страны в эпоху тоталитарного государства.

ž2. Как жили и о чём писали поэты Серебряного века в эпоху сталинских репрессий.

ž3. Что такое свобода и несвобода творчества?

ž4. Судьба Анны Ахматовой и Сергея Клычкова.

ž5. Точки соприкосновения линий жизни поэтов. Что общее в их судьбе? В чём разница?

ž6. «Расстрелянная строка».

ž7. Уроки истории и наше время.

žПочему мы обратились к этой теме

žИзучая в 11классе жизнь и творчество величайших русских писателей и поэтов, мы впервые узнали, как складывались судьбы удивительных художников слова в эпоху Серебряного века. У многих судьбы искалечены государственной машиной, у других наступали годы искусственного замалчивания, третьи просто исчезали с лица земли. Мы решили провести собственное расследование этой проблемы, пытаясь понять, почему так всё это происходило.

žМы проследили судьбы близких нам поэтов: Анны Ахматовой и нашего земляка, талантливейшего поэта, писателя, переводчика Сергея Клычкова.

žžВ сборнике материалов по Международной конференции в 2009 году в Москве мы нашли статью французского литературоведа Мишеля Никё, в которой он упоминает о дружбе двух поэтов. Также об этом вспоминает всё близкое окружение Ахматовой и Клычкова. Но этого материала нам показалось недостаточно, чтобы осветить знакомство поэтов и их духовное родство.

žЧто же это было за время, в которое жили наши поэты?

žž Поэты Серебряного века творили в очень сложное время катастроф и социальных потрясений, революций и войн.

žПоэтам в России в ту бурную эпоху, когда люди забывали, что такое свобода, часто приходилось выбирать между свободным творчеством и жизнью. Тоталитарнаявласть диктовала им темы, сюжеты, даже настроение произведений. Художникам ничего не оставалось, как писать заказные произведения, темы и идеи которых были направлены на восхваление властей.

žžТе же, кто не захотели идти наперекор своим принципам и убеждениям, подвергались жесточайшим репрессиям со стороны правительства. Постоянные попытки подчинить власти мысли автора, постоянные цензурные давления, в конечном итоге лагеря и расстрелы приводили к разным последствиям. Одни творили, обманывая цензуру, пытались сохранить произведения в их первоначальном облике.

žžНо другие талантливые писатели и поэты шли иным путём.

žОни отказывались от издания своих творений. Некоторые не только не печатали свои произведения, но и не решались даже доверить их бумаге. Однако даже в такой ситуации Осип Эмильевич Мандельштам не подстраивается под диктатуру и в 1933 году пишет открытым текстом антисталинское стихотворение:

žžМы живем, под собою не чуя страны,

žЕго толстые пальцы, как черви, жирны,

žА слова, как пудовые гири, верны.

ž Тараканьи смеются усища,

žИ сияют его голенища.

žИ эта позицияв конце концов стоила поэту жизни.

ž1930-е гг. для нашей страны были крайне сложными и противоречивыми.

Это время неуклонного роста военной мощи СССР, время бурных темпов индустриализации, время спортивных праздников и воздушных парадов. И в то же время, именно 1930гг. — самые кровавые и страшные из всех лет истории советской России…

žžПоявление художественных произведений о трагической судьбе человека в тоталитарном государстве развенчало миф о якобы счастливом коммунистическом будущем. Невозможно быть человеку счастливым в обществе, которое построено на насилии, репрессиях, расправе с инакомыслящими.

žПоэт Анна Ахматова прожила трудную жизнь. Время обошлось с ней чудовищно жестоко.

žВ 1921 г. по несправедливому обвинению в принадлежности к контрреволюционному заговору был расстрелян Николай Гумилёв. Их жизненные пути к тому времени уже разошлись, но никогда Ахматова не вычёркивала Гумилёва из своего сердца.

žИх связывало многое, и в первую очередь сын – Лев Гумилёв, который в 1935 г. был арестован по ложному обвинению. Льву Николаевичу был вынесен смертный приговор, заменённый потом лагерями, в которых он провёл двадцать лет.

žАнна Ахматова ответила: «Могу!»

žА.Ахматова переживала трагедию вместе со своими согражданами в буквальном смысле: долгие часы проводила она в страшной очереди, которая выстраивалась вдоль стен мрачной петербургской тюрьмы «Кресты». Одна из женщин, стоявших вместе с поэтом, чуть слышно спросила: «А это вы можете описать?»
Анна Ахматова ответила: «Могу!»

žТак один за другим появлялись стихотворения, вместе составившие «Реквием» — поэму, посвящённую памяти всех безвинно загубленных в годы сталинских репрессий.

žПоэма «Реквием» — выражение беспредельного народного горя.

Жестокие репрессии коснулись практически каждой семьи, а тюрьма стала символом того времени. Голос Ахматовой – это голос измученного, «стомильонного народа», а поэма выстрадана ею самой, потому и звучит «Реквием» так проникновенно.

По понятным причинам произведение напечатано не было при жизни А. Ахматовой, но поэма существовала в памяти самых близких, доверенных лиц, заучивших строфы из неё наизусть. Несмотря на все репрессии, произвол неравноправия, произведение поэтов и писателей тридцатых годов не умерли, они жили в умах и сердцах людей, верящих в счастливое будущее отчизны. Нам кажется, что диктатура не надломила характер художников, их веру в свою страну и свой народ.

žžАнна Андреевна Ахматова была близко знакома с нашим земляком Сергеем Антоновичем Клычковым. Осенью 1933 г. супруги Мандельштам получили квартиру в новом писательском доме в Большом Нащокинском переулке, вблизиГоголевского бульвара.

ž«В нащокинской квартире одна из комнат была почти лишена мебели и обычно пустовала. Ее и отводили А. А. Ахматовой, останавливавшейся в Москве у Мандельштамов, и Осип Эмильевич окрестил ее „капищем Анны Андреевны“.

žГодом раньше, после долгих мытарств, Сергею Клычкову удалось получить квартиру в этом же доме, на первом этаже. Кроме Мандельштамов, соседями и друзьями Клычковых были супруги Булгаковы, А. Белый, В. Ардов и др.

ž»Клычков тоже своеобразный поэт. И ослепительной красоты человек".

ž В «нащокинском доме», по всей вероятности, Ахматова и услышала стихотворение Клычкова, первые строки которого приводит Г. Глёкин в своих воспоминаниях с краткой ахматовской характеристикой Клычкова. Когда впервые Анна Ахматова увидела Клычкова и услышала его стихи, она сказала про него: «Клычков тоже своеобразный поэт. И ослепительной красоты человек».

žУ Клычкова всё было особенное, всё самобытное: от писательского почерка до манеры одеваться.

žКогда он шёл по улице, на нём нельзя было не остановить взгляда. Только ему могла идти его «летняя форма одежды»: выглядывавшая из-под пиджака обычно синяя косоворотка и шляпа, из-под которой выбивались чёрные вьющиеся волосы. Шляпа и косоворотка не создавали кричащего разнобоя. Глаз привыкал к нему не сразу, но, привыкнув, уже не мог представить себе Клычкова одетым на какой-то один покрой.

žОригинальность манеры одеваться соответствовала оригинальности его внешнего облика. Черты лица его были крупны, резки, но правильны.

žПосмотришь на него да послушаешь окающий его говор — ну, ясное дело: русский мужик, смекалистый, толковый, речистый, грамотей, книгочей, с хитрецой, себе на уме, работающий, мужик, который ушёл из деревни в город на заработки, давно уже на «чистой работе» и с течением времени приобрел городские замашки — чисто бреется, носит шляпу, «спинжак», а галстуков не признает. Но вот он задумался, мысли его сейчас далеко-далеко!.. В горделивой посадке головы и изяществе движений что-то почти барственное. Всё лицо озарено изнутри. В больших синих-синих глазах, не глазах — очах, читается судьба русского таланта, всегда за кого-то страдающего".

žžСудьба Сергея Клычкова отмечена не только творческими победами и неудачами, он неоднократно попадал в жернова нелегкой истории XX в.

žНарождавшаяся советская литература не оправдала ожиданий поэта. Вместо дарования свободы религиозной, духовной и творческой, Пролеткультом насаждались совсем иные принципы «пролетарской литературы».

ž«Мужик» – Клычков и «grande dame» — Ахматова, при всём их различии, были одного склада и ценили друг друга, как ценил и любил Клычкова утончённый и эрудированный О. Мандельштам

žВысказывание Ахматовой о Клычкове, единственное пока нам известное, даёт повод восстановить цепочку их биографических и творческих связей, в которой архивные материалы, может быть, когда-нибудь дополнят отсутствующие звенья.

ž.Ахматова и Клычков — ровесники.

Они даже родились под одной звездой, хотя и на разных широтах: А. Ахматова родилась 11 (23) июня 1889 г., С. Клычков — 1 (13) июля тоже 1889 года под созвездием Рака, и оба были подвержены лунатизму в детстве. О лунатизме Ахматовой известно немного (см.: Лидия Чуковская. Записки об Анне Ахматовой. Том 2. Париж, 1980, с. 315).

ž«До 12 лет я был лунатиком, ходил по крышам и лазил по деревьям не хуже кошки, свидетельств этому факту нет, кроме моего восторженного поклонения месяцу и ночному небу».

žПолуавтобиографический герой «Сахарного немца» вспоминает свои «лунатные ночи» (С. Клычков. Сахарный немец), и месяц занимает центральное место в художественном мире Клычкова: месяц — «цыганское солнышко», «чародей», луна — «прародительница тайны и снов». Клычков слагает им поэмы в прозе (С. Клычков. Чертухинский балакирь).

žžПо свидетельству Евгении Александровны Клычковой — первой жены писателя, — «Анна Ахматова видела его студентом: сказала, что никого красивее не видела». Клычков поступил на филологический факультет Московского университета в 1908 году, но недолго был студентом: не хватало материальных средств, душа не лежала к систематическим занятиям, и в 1911 году на его прошении об освобождении от платы сделали помету: «филологический путаник».

žАхматова знала Клычкова уже в 10-е гг., по всей вероятности, через Городецкого, автора обложки первой книги Ахматовой «Вечер» (1912) и восторженной рецензии на первую книгу стихов Клычкова «Песни» (1911)

žПсихологические параллели

žРечь шла до сих пор об историко-литературных точках соприкосновения между обоими поэтами: трудно без натяжки найти тематическое или эстетическое сходство в их поэзии 10-х годов.

žЗато в 20-е гг. Клычков перенимает у опального поэта тонкие психологические параллели, в которых душевная драма раскрывается через внешние признаки:

žНадела платье белое из шёлка
И под руку она ушла с другим.
Я перекинул за плечи кошёлку
И потонул в повечеровый дым.

žžКлычков был родом из Тверской губернии Калязинского уезда (теперь Талдомский район Московской области); Анна Ахматова после того, как она вышла замуж за Н. Гумилева, почти каждое лето в Слепнёве (Бежецкий уезд Тверской губернии), в имении семьи матери Н. Гумилева.

žЛюбовь к Родине

ž Но стихотворение Ахматовой «Ты знаешь, я томлюсь в неволе...» имело для Клычкова более глубокое звучание. В нём выражено то восприятие России, которое ему самому было присуще — блоковская любовь к «нищей» России, невозможность «слияния» с народом и память о родной земле как об устойчивом приюте, с чувством боли и тревоги за нее:

žžНо «Победившее смерть слово» не оставило Анну Ахматову. А Сергей Клычков, всю жизнь искавший то «слово, в котором сразу сказано обо всем: о земном и небесном», верил, что

žВечно лишь души сиянье,
Заглянувшей в мрак и тьму.

žžВ последних стихах Сергея Клычкова чувствуется острая боль за то, что борьба против красного угла оставляет крестьянина без духовной и нравственной опоры. Революция разрушала духовную жизнь народа, предлагая вместо этого разные суррогаты (например, портрет вождя вместо иконы), и народ это ясно чувствовал. В цикле стихов 1937 года «Заклятие смерти» Клычков писал:

žСколько лет с божницы старой
Охранял наш мир и лад
Золоченою тиарой
Спаса древнего оклад!

žžСергей Антонович Клычков дожил до 1937 года.

žСергей Антонович Клычков дожил до 1937 года. Его арестовали 31 июля 1937 года. Через некоторое время жене поэта сообщили, что муж ее осуждён Военной коллегией Верховного суда на 10 лет без права переписки.

žКлычков со своей дочерью Евгенией

ž «Мы не сразу узнали, что это означает расстрел, — вспоминала впоследствии Надежда Яковлевна Мандельштам. И еще добавила: «После смерти Клычкова люди в Москве стали мельче и менее выразительны».

žГде покоится прах нашего любимого поэта

ž Поэт Сергей Клычков был расстрелян 8 октября 1937 года. Вместе с ним в ту ночь расстреляли еще 43 человека. Их тела привезли в Донской монастырь, но известно, что поэта не кремировали: по документам, он был «погребён» в общих могильных рвах где-то на территории Нового кладбища монастыря.

ž«Поэт в России больше чем поэт»

žДа, тоталитарный режим не смог заглушить переживание тех, кто до последней минуты оставался верен светлым идеям свободы творчества, равноправия и чести. Так всегда, поэт в России больше чем поэт. Ведь настоящий поэт — это всегда боль, глас, совесть и душа своего народа. И замечательная плеяда поэтов Серебряного века блестящее тому доказательство.

žВ наше время поэт свободен в выборе тем для выражения собственной мысли, а такжев выборе формы. Нет цензуры: ни партийной, ни издательской. Поэт свободен! Жаль только, что Анна Ахматова и Сергей Клычков не дожили до этого времени!

žМы помним, мы читаем, мы любим…

žНо они всегда живут в нашей памяти с их гениальностью, несгибаемой волей и высоким чувством прекрасного. И мы любим читать стихи этих поэтов, в которых любовь к Отчизне, к народу, к природе, к поэзии и красоте.

žСпасибо за внимание!

žМилей, милей мне славы

žПростор родных полей.

žИ гулкий шум дубравы,

žИ крики журавлей.

Сергей Клычков

ž

Комментарии (0)